Фарисей Симон имел смелость пригласить в свой дом Иешуа и его учеников. Вероятно потому что он принимал то, что говорил рабби Иешуа. Он сделал это несмотря на то, что его собратья-фарисеи могли осудить его поступок. С другой стороны, разгоравшийся огонь веры в приход невидимого глазами царства Бога и возможность войти в это блаженное царство заставляли фарисея общаться с Иешуа и рисковать взаимоотношениями с членами своего братства. Наверное, как и на многих людей, на Симона незабываемое впечатление произвела личность молодого рабби: столь открытого сердца, интеллектуальной мощи и веяния силы неведомого ему духа он еще не встречал. Однако меры предосторожности не помешают. Богатые фарисеи усердно раздавали милостыню и старались прилюдно заниматься филантропией. Порой, прежде чем подать нищему, они даже трубили в трубу. Устраивая званый обед для гостей, они обычно оставляли двери открытыми, чтобы даже уличные нищие могли зайти в дом, встав вдоль стен за ложами обедающих, быть готовым хватать куски, которые бросали им пирующие. Вот именно такой пир и устроил Симон. Все желающие с улицы могли зайти в дом Симона, а не только Иешуа и его ученики в тот день.

Три обычая соблюдались при приеме гостя: хозяин встречал его, клал руку на его плечо и в знак мира целовал его. Это уважение хозяин непременно оказывал рабби, если последний был знаменит или уважаем. Дороги были пыльными, а обувь состояла обычно из сандалий – подошв с ремешками для прикрепления на ногах. Поэтому ноги гостя всегда омывали холодной водой, чтобы смыть с них пыль и освежить их. Кроме того, сжигалась палочка приятно пахнущего ладана, либо же капали на гостя каплю розового масла. Ничего этого ни Иешуа, ни его ученики не дождались. Более того, Симон, хотя и пригласил Иешуа и его учеников, сделал так, чтобы пир выглядел как благотворительность, а не был всецело посвящен общению с Иешуа. Поэтому он и не стал выделять приглашенного рабби торжественным приветствием.

На востоке люди не сидели, а возлежали за столом. Они ложились на низкие ложи, опираясь на локоть левой руки, Правая рука оставалась свободной, причем ноги вытягивали назад; и сандалии снимались. Когда все устроились таким образом, вместе со всеми нищими в дом зашла женщина с распущенными волосами. На языке жителей Иерусалима это означало знак распутства. Это был далеко не знак для «клиентов», это было клеймо общественного позора. Если бы блудница попыталась одеться как благочестивая женщина, ее бы побили на первой же улице. Глаза всех присутствующих на секунду невольно обратились к ней. В головах пронеслись вопросы типа «а этой-то что здесь нужно?». Проститутки даже в Иерусалиме не нуждаются в подаянии, деньги у таких есть всегда. Осознание того, что подобные женщины получают плату за совершение греха, что ежедневно оскверняются прикосновением к нечистому вызывало к ним презрение и отвращение. Тем более у людей, посвятившим свои жизни исполнению Закона. Вошедшей действительно не нужна была пища. Внезапно она достала и откупорила сосуд с благоухающим маслом и подошла к возлежащему Иисусу. Все разговоры за столом прекратились. Чтобы не касаться его ног своими руками она растирала тонкие струйки масла своими длинными распущенными волосами.

Все женщины плачут о своем. И эта плакала. Она плакала не только потому что вспоминала годы унизительной торговли своим телом, не только из-за душевных ран, нанесенных образом жизни. Она плакала от осознания того, чего еще не знали многие пришедшие на пир к Симону. Она теперь знала, что она – бывшая проститутка. Евангелие Иешуа открыло ей глаза на любовь Бога, вернуло ей достоинство, изменило ее. Она плакала от счастья обретения душевной гармонии и силы, которой теперь было достаточно чтобы порвать со своим прошлым.

Многие собравшиеся в доме фарисея с недоумением смотрели на ее слезы и не могли понять что же происходит. Лицо хозяина дома перекосила гримаса отвращения. Застыв на месте и он думал что если бы Иешуа был настоящим пророком он бы знал, КАКАЯ женщина прикасается к нему. Сколько грязи, нечистоты и мерзости носит в себе эта блудница. Иешуа лишь взглянув на лицо Симона, понял, какие чувства обуревают в этот момент праведного хозина дома. Иешуа конечно же знал, какая женщина к нему прикасается. Но он даже не шевельнулся, чтобы женщина имела возможность высказать свою веру и признательность таким оригинальным способом. Он не мог ее оттолкнуть. Не мог он оттолкнуть и фарисея, который рискнул пригласить Иешуа к себе в гости. И он обратился к Симону:

«Симон! Я имею нечто сказать тебе». «У одного заимодавца было два должника: один должен был пятьсот динариев, а другой пятьдесят, но как они не имели чем заплатить, он простил обоим. Скажи же, который из них более возлюбит его?» Симон ответил: «думаю, тот, которому более простил.» Он сказал ему: «правильно ты рассудил.» «Видишь ли ты эту женщину? Я пришел в дом твой, и ты воды Мне на ноги не дал, а она слезами облила Мне ноги и волосами головы своей отёрла; ты целования Мне не дал, а она, с тех пор как Я пришел, не перестает целовать у Меня ноги; ты головы Мне маслом не помазал, а она миром помазала Мне ноги. А потому сказываю тебе: прощаются грехи её многие за то, что она возлюбила много, а кому мало прощается, тот мало любит».

Иешуа дал понять что грехи не могут более осквернять человека если Бог простил их. Иешуа дал понять что Симон более праведен чем эта бывшая блудница, однако и у него есть грехи. В маленькой притче Иешуа указал на первую заповедь о любви к Богу, и однозначно высказался что данную заповедь лучше всего выполняют те, кому Бог простил много грехов. И наконец, он высказал в лицо фарисею то, что тот не исполнил стандартной процедуры приветствия гостя. И словно вместо него это сделала эта женщина, которая воздала Иешуа гораздо больше уважения, любви и славы, чем могло бы дать приветствием целованием. Что мог возразить на это Симон? Да, он намеренно не оказал чести приветствия Иешуа. Да, он понимал,что искренняя любовь к Богу уже давно угасла в его уме и сердце. И, как начинающий принимать Евангелие Царства, он был поставлен перед фактом, что все равны перед Богом, несмотря на количество грехов в прошлом. Небесный Отец открыл двери небесного царства всякому, у кого есть вера, необходимая для того, чтобы войти туда. Симон понимал, что Иешуа справедливо признает его более праведным в текущий момент, однако дело было не только в праведности. Дело было в том, что эта бывшая проститутка получила прощение грехов не соблюдением закона и изучением писаний, а сердцем, готовым к жертвенной любви к Богу. В принципе именно это привлекало людей к Евангелию рабби Иешуа. И в этом была сила. В тот день Симон получил прекрасный урок о том, в чем может быть выражена большая любовь. Со стороны Бога – это значит простить бывшей проститутке все ее не поддающиеся счету грехи. А со стороны человека – это слезы радости и благодарности, которые абсолютно не хочется ни перед кем скрывать.

В.Крапивницкий
www.vaspress.com

@темы: Библия, Притчи